Написал Александр. от сентября 23, 2012

Ежедневно росла пчелиная семья, наполняя соты медом, пергой и детвой.

Летные пчелы сновали из улья в поля и обратно, пчелами строительницами оттягивались соты, пчелы воспитательницы и кормилицы ежеминутно подливали корм взрослым личинкам.

Дозревали за восковыми ширмами куколки, юные пчелы выходили из ячеек и принимались чистить собственные колыбели. Матка пчел окруженная свитой пчел, неутолимо прогуливалась по сотам, откладывая яйца.  Пчелами уборщицами вычищались  соты и днище гнезда.  Вентиляторщицы, не двигаясь с места, трудились крыльями, все вместе выгоняя через леток очень теплый и мокрый воздух.  Служба охраны караулила леток.  Топились у входа разъевшися трутни.

Трутни… Отчего они тут?

Их не было в улье ну почти в конце зимы как скоро солнце разбудило семью.  Данное юные пчелы в пределах месяца назад построили трутневые ячейки, которые матка и засеяла . И вот небывалые тут еще ни одной из 10 тыщ пчел, кроме, окончательно, ветхой матки, в данном непрерывном женском сообществе возникли пер-е глазастые самцы. Что явилось сигналом к их выращиванию?  Пер-е солнечное тепло?  Пер-й богатый взяток?  Вслед за тем на сотах возникли и восковые наросты маточников, в каких живо растут, поспевая к запечатке щедро выкормленные личинки- зародыши грядущих маток.

Только пару месяцев прошло в последствии того, как пер-й из маточников запечатан, и беспокойная лихорадка обхватывает мирное гнездо пчел.  Данное случается традиционно в начале мая либо в начале июня, в светлый и безветренный день, согретый великодушным солнцем.

Приближение критического часа можно увидеть уже по прилетной дощечке, на коей обычно в жаркое и безмятежное утро 2 потока беспрестанно торопятся один навстречу другому.  Но, в данный час, лучше которого для полетов и вовсе не выдумать, прилетная дощечка неожиданно пустеет, а потом постепенно заполняется беспорядочно и словно напрасно ползающими пчелами.

С любой минуткой их делается больше и более.

Массами, волнами выплескиваются пчелы из летка, растекаясь по прилетной дощечке, разбрыгиваясь по стенам и взлетая. Все они охвачены стремлением лететь наверх, как если б в их пробудилось погашенное веками воспоминание о брачном полете самок.  Необыкновенными зигзагами во всех направлениях носятся они над ульем в неистовой роевой пляске и заполняют воздух гудением, которое вызывает из «разжуженного», улья новейших и свежих пчел.

В этот момент одни сборщицы, возвращающиеся с обыкновенной поклажей нектара и пыльцы, по- старому как ни в чем не бывало входят в пустеющий улей, вместе с тем иные пристают к уходящим, в том числе и не успев обножки.  Так наступает роение- час, как скоро семья делится надвое.  Совместно с пчелами из летка выходит и старая матка, которую в заключительные дни пчелы совершенно не кормили и которая потому приметно сбросила лишний вес и утеряла в весе.

Старая матка уходит с роем

Однако, верно ли разговаривать, собственно она уходит?

Не рой ли уводит ее из гнезда, не она ли идет за роем?

Так как матка зачастую выходит посреди пчел покидающих улей заключительными.  Когда она почему-то не имеет возможности присоединиться к рою, пчелы, оставившие гнездо и не дождавшиеся ее вылета, возвращаются, отложив роение.  Они упрямо повторяют потом попытки уйти, зачастую выходит между пчел, покидающих улей последними. Когда она почему-то не имеет возможности присоединиться к рою, пчелы, оставившиеся гнездо и не дождавшиеся ее вылета, ворачиваются, отложив роение.

Они упрямо повторяют потом пробы уйти, зачастую до того времени, покуда не выведется 1-ая из молоденьких маток, с коей они и исполняют собственный отлет на новоселье.

Вылетая с роем, матка обычно напоследок выходит из улья.