Издавна известно, что пчелиный мёд не только является высококачественным и калорийным продуктом питания, но и обладает прекрасными лечебными свойствами. Ещё в древности люди использовали мёд для лечения простуды, бессонницы, заживления открытых ран и т.д. Кроме мёда, лечебными свойствами обладают и другие пчелопродукты: воск, прополис, перга, маточное молочко, пчелиный яд и даже пчелиный подмор. Информацию о лечебных свойствах всего перечисленного можно найти не только в современной пчеловодной литературе, но и в медицинской, особенно по апитерапии*.

Как-то мне позвонил знакомый пчеловод и сказал: «Степан Филиппович, у меня около сотни соторамок с закристаллизовавшимся мёдом, что с ними делать?»

Я поступаю так. Распечатываю рамки с закристаллизовавшимся мёдом, замачиваю их в тёплой воде, а через двое суток, когда мёд распустится, вынимаю, предварительно хорошо промыв водой, в которой они вымачивались, даю медовой сыте хорошо стечь, а затем старательно стряхиваю для удаления из ячеек оставшейся в них жидкости.

После этого, в хорошую погоду, когда пчёлы активно летают, ставлю соторамки на обсушку на открытом воздухе на некотором удалении от пасеки (100-200 м), во избежание пчелиного воровства. В течение одного-двух дней, а иногда и нескольких часов соторамки бывают совершенно сухими и чистыми. Остаётся провести их выбраковку. Хорошие и пригодные идут в оборот, а остальные — на перетопку.

После опубликования в журнале «Пчеловодство» моих статей о павильоне, особенно статьи «Ещё раз о кассетном павильоне» («Пчеловодство», 1993, №10), в мой адрес от пчеловодов пошли письма с просьбой описать и начертить павильон подробней. Физически все эти просьбы выполнить было невозможно, и тогда с помощью специалиста-конструктора были подготовлены чертежи павильона и в ксерокопиях высылались желающим. Впоследствии, по предложению председателя Тушинского клуба пчеловодов г. Москвы Бориса Викторовича Крюкова, я подготовил брошюру для издания в Московском патентном центре, заключил письменное трудовое соглашение на издание этой брошюры под названием «Передвижной павильон с кассетными ульевыми отсеками», а издатель через журнал «Пчеловодство» в нескольких номерах широко разрекламировал предстоящее издание.

Поток писем с просьбой выслать чертежи и брошюру усилился и достиг нескольких сотен, а издание, по вине издателя, затягивалось. Директор патентного центра начал диктовать условия, не предусмотренные договором, и в конце концов односторонне разорвал соглашение, отказавшись на почте получить рукопись.

Начать изготовление вощины меня побудили два обстоятельства. Во-первых, в связи с массовым распространением аскосфероза и гнильцов я потерял уверенность в том, что эти болезни не заносятся на мою пасеку с приобретенной вощиной, пусть даже изготовленной на воскоперерабатывающем заводе. Во-вторых, в последнее время воск, сдаваемый в обмен на вощину, принимается за бесценок, а вощина отпускается по баснословным ценам.

Я изготовил устройство для производства вощины. Оно состоит из трех основных частей.

Приспособление для очистки воска от механических примесей и удаления из него воды представляет собой две разновеликие эмалированные кастрюли, входящие одна в другую.

В нашей Пермской области практически все пасеки, как общественные, так и любительские, поражены аскосферозом. Долгое время пчеловоды, в том числе и я, борьбу с этой болезнью вели с помощью нистатина. Однако лечебный эффект его использования практически равнялся нулю. Правда, сейчас появилось много других препаратов, таких, как аскоцин, аскостатин, дикобин, аскомолин, аскооль, унисан и ПАГП, эффективность, которых, по мнению многих пчеловодов, высокая. Однако эти препараты далеко не безвредны для человека. Кроме того, применение многих химических препаратов очень трудоемко, особенно на крупных пасеках.

Все знают, что пчёлы повсеместно поражены варроатозом не только на территории России, но и в большинстве стран мира. Для борьбы с этим злом, наносящим немалый урон пчеловодству, применяются самые разнообразные средства и способы. Одно время широко использовалась термообработка. Однако в связи с трудоёмкостью этого способа и недостаточно высоким процентом подвергающихся обработке пчёл, вследствие разлёта их во время ссыпания в кассеты, этот приём стал всё меньше и меньше использоваться среди пчеловодов. Его почти полностью вытеснили химические препараты, которые, как известно, далеко не безопасны для пчёл и особенно для человека в результате накопления их в пчелопродуктах и гнёздах пчёл при систематическом применении. Не случайно же во всех инструкциях по применению этих средств содержатся предупреждения о необходимой предосторожности при работе с ними и неприменении во время главного медосбора.

В последнее время особой популярностью среди пчеловодов пользуется бипин. Большинство пчеловодов восторгается его высокой эффективностью. На самом деле это далеко не так. В связи с тем, что осенью при обработке бипином бывает действительно массовая осыпь клеща, многие пчеловоды в весенне-летний период борьбы с клещом не ведут, надеясь на осеннюю обработку. Это даёт клещу возможность развиваться в большом количестве и поражать пчёл не только весенне-летнего вывода, а в значительно большей степени — осеннего. Значит, после осенней обработки оставшиеся пчёлы идут в зиму изношенными, а это в течение зимы приводит к значительной осыпи пчёл, и пчелосемьи из зимовки выходят с большим количеством подмора, слабыми, с низкой работоспособностью, плохо развиваются весной и, как правило, к главному медосбору не успевают нарастить необходимую силу, что значительно снижает их медопродуктивность.

С выходом книги Б. В. Крюкова и К. И. Носовой «Пчёлы выбирают дупло» мне представилась возможность ознакомиться с «естественным законом жизни пчёл в дупле», выведенным на рубеже XIX и XX веков в наше время малоизвестным русским пчеловодом Федором Алексеевичем Соколовым, изучавшим в течение 30 лет жизнь пчёл в дупле.

После ознакомления с этим «законом» у меня появилось желание испытать его на практике, но не в дупле, а в «улье-дупле», т. е. в улье, приближенном к дуплу. Я понимаю, что создать улей, который точно соответствовал бы дуплу, практически невозможно, но попытаться максимально приблизиться к нему следует. И я решил провести эксперимент.

Вопрос вынесен в заголовок неслучайно. Известно, что подавляющее большинство пчеловодов полагают — нарастил сильные семьи, значит, мед обеспечен. Так фермер-пчеловод Г. Глазов в статье «На пасеке», опубликованной в журнале «Приусадебное хозяйство», № 3 — 1994 г., пишет: «Только не ждите мифических главных взятков, разговорами о которых пестрят стандартные учебники по пчеловождению: имейте сильные пчелиные семьи круглый год, а они за 2-3 недели погожей погоды обеспечат и себя и вас медом». Весьма смелое заявление, как и утверждение, что его «улей самый совершенный на планете».

Из приведенных высказываний следует: во-первых, никаких главных взятков вообще не существует, это всего лишь заблуждение мировой пчеловодной науки и практики, а во-вторых, улей, изобретенный Глазовым, универсален и пригоден на все времена и для всех стран и континентов.

Я решительно не могу согласиться ни с одним из этих умозаключений. Что касается ульев, то универсальных нет и быть не может. Для одних местностей подходят одни, а для других — совершенно иные. А вот главные взятки были, есть и будут и не «мифические», а самые настоящие, правда, не во всех местностях. Насколько мне известно из общения с московскими пчеловодами, то здесь они ярко выраженными не бывают. Видимо, та же самая ситуация и на Псковщине, где водит своих пчел Г. Глазов. Но из этого совсем не следует, что к вековому пчеловодному   опыту можно относиться пренебрежительно, или как гласит народная мудрость: «нельзя мерить всех на свой аршин».

Оговорюсь сразу, что не буду повторять всем известных истин и переносить их из других книг в свою брошюру. Изложу только те особенности, которые относятся к содержанию пчёл в павильоне, и именно по моей технологии.

В основном содержание пчёл в любом павильоне сводится к выполнению всех известных приемов при работе с пчёлами, в зависимости от системы ульев, местных условий и пристрастий пчеловода. Поэтому технология содержания пчел в павильоне может быть самой разнообразной. Я же познакомлю читателя лишь с одной из них, которой пользуюсь сам. Полагаю, что лучше всего рассмотреть тот годовой цикл, который я выполняю в своём павильоне. Начнем с весны.

Неправильное изготовление и заселение павильона может убедить пчеловода в мысли о невозможности павильонного содержания пчёл вообще. Известны случаи, когда пчеловоды построили павильоны, но в результате допущенных ошибок при строительстве и неумелого заселения их пчёлами разочаровались в павильонах и годами не используют их по прямому назначению, то есть для содержания пчёл, а приспособили свои сооружения под сотохранилища или подсобные помещения для пчеловода как на стационарной пасеке, так и на кочевке.

Основная ошибка таких пчеловодов-неудачников заключается в том, что они не знают или не учитывают поведения пчёл при перемещении их жилища (улья) на новое место, а также не знают элементарных повадок и правил поведения пчёл в своём гнезде или пренебрегают ими, за что и расплачиваются.