Опубликованный на сайте Минсельхоза проект “Правил содержания медоносных пчёл и ухода за ними” в случае обретения юридической силы поставит крест на пчеловодстве России. Удивительно, что автор проекта – НИИ пчеловодства, организация, которая, казалась бы, в первую голову обязана заботиться о сохранности и развитии пчеловодства.

В самом деле – требование иметь подписи соседей в радиусе 100м от границы пасеки до человеческого жилья и учреждений, построек для содержания с-х животных и т.д. сделает существование пасеки невозможным: соседей на такой площади (около 4 гектар) может быть много, а чтобы прикрыть пасеку, достаточно одного несогласного. (К примеру, в садовом товариществе с участками в 6 соток, на этой площади разместится около 70 участков.

Приняв, что на каждом находится 3 человека, пчеловоду нужно будет собрать больше двухсот подписей.(!!!!) Учитывая cложность людских отношений, очень большая вероятность, что получить согласие всех пчеловоду не удастся).

Любопытно, как будет выполнять этот пункт, например, пасека ТСХА в окружении многоквартирных домов, или пасека самого НИИ пчеловодства и его же пасеки ОПХ? А Измайловская пасека должна будет собирать разрешительные подписи с тысяч гуляющих в парке?

Интересно также, с какого потолка взялась цифра 100м, когда дальность полёта пчелы от улья достигает 5км?

Любые судебные иски к пчеловоду будут приводить к запрету содержать пчёл ввиду несоответствия пасеки “Правилам…”.

Фактически Правила ведут речь о ликвидации пчеловодства в населённых пунктах, садовых товариществах, на дачах и т.д. А вот о предоставлении нового земельного участка под пасеку пчеловоду, чьи пчёлы попали под запрет, о компенсации или субсидии для переезда на новое место, в Правилах нет ни слова. Получается, что НИИ пчеловодства и Минсельхоз больше пекутся о покое дачников, чем об успехах сельского хозяйства, в частности, об урожайности энтомофильных культур. Странная логика: пчёлы жалят – долой пчеловодство. Тогда нужно запретить автомобили – гибнут люди, самолёты – случаются катастрофы, и т.д.

Новый план породного районирования так же несовершенен, как и принёсший немало вреда предыдущий. Опять привязка к админинистративному делению, а не к географическим зонам. Распределение пород вызывает недоумение. Кому, к примеру, в густонаселённой Московской области нужна злобливая и агрессивная среднерусская пчела (уж с нею точно никогда согласие соседей не получить), когда есть не уступающие , а во многом и превосходящие её миролюбивые карпатка и краинка? А вот они-то в Плане даже не упомянуты и в случае утверждения Правил окажутся вне закона..

Впрочем, при отсутствии пчёл план будет лишён смысла. Может быть, исходя из этой перспективы, “Правила….” ничего не говорят о защите пчёл при химобработках полей.

За определения в Правилах становится просто неловко, например:

  • пчелиная семья — сообщество, состоящее , из рабочих пчёл, пчелиной матки и трутней, живущих на сотах в улье или естественном убежище;
  • пчелиный рой — новая пчелиная семья, самостоятельно отделившаяся от основной семьи при естественном роении.
  1. Значит, семья — это сообщество.
    Во-первых, понятие больше приложимо к человеческим объединениям, во-вторых, оно предполагает самостоятельность составляющих в случае прекращения существования или распада. Никакой самостоятельностью существовать вне семьи ни пчёлы, ни матка, ни трутни не обладают, пчелиная семья — это единое целое, своеобразный организм. В это неразделимое целое входит и гнездо с кормом и расплодом — без гнезда существование пчелиной семьи невозможно.
  2. Расплод в определении семьи не упомянут вообще. Он что – сбоку припёка и к семье не относится?
  3. «пчелиный рой — новая пчелиная семья, самостоятельно отделившаяся от основной семьи при естественном роении».

Получается, что семья в улье на сотах с кормом и расплодом и рой, (в котором кроме матки и пчёл — ничего), висящий на ветке — это одно то же.(!?) C такой логикой и снесённое курицей яйцо нужно считать новой курицей.

И что это такое – основная семья? По аналогии: яйцо – новая курица, снесённое основной курицей, а курица, которая не несётся – не основная.

Рой — это не семья, это зародыш пчелиной семьи, вызревающий в материнской семье. Только поселившись на новом месте, отстроив гнездо, заготовив начальный запас корма и приступив к выведению расплода, рой становится пчелиной семьёй.

  • пасека — территория с размещенными на ней пчелиными семьями и пасечными постройками;
    А если построек нет, это уже не пасека?
  • Ульи с пчелиными семьями должны быть размещены в безопасных местах от учреждений здравоохранения, образовательных учреждений, учреждений дошкольного воспитания, ………
    Здесь мало того, что “безопасные места” допускают разные толкования, но ещё и непонятно, кто кого должен опасаться.
  • они (пчелиные семьи) должны быть размещены таким образом, чтобы пчелы не создавали неудобств собственникам соседних участков и другим гражданам,…..
    И тут – широкое поле для фантазии и трактовки разных контролёров-проверяющих и касательно “неудобств”, и относительно “других граждан”…

Подобных перлов в тексте Правил немало.

В проекте нет ни слова, как выправить лесной билет при вывозе пасеки на кочёвку, зато имеется допотопный рецепт замазывания щелей в улье глиной, хотя в таких дырявых ульях пчёл никто уже не возит. Да и вообще такие операции не должны упоминаться в документе подобного ранга

В существующем виде принимать и утверждать проект “Правил…” нельзя. Документ, мягко говоря, сырой и требует кардинальной переработки. Причём переработки с непосредственным и неформальным участием пчеловодов, а не только “министерств, департаментов и управлений сельского хозяйства” (есть сомнение, что там – сплошь пчеловоды), с предварительным ознакомлением в печати. Пора уже разглядеть, что практически всё пчеловодство в РФ – частное, и эти инструктивные “Правила” просто неуместны.

Сейчас в МЭР обсуждается процедура согласования решений чиновников с бизнесом. Пчеловоды, владельцы небольших и средних пасек (любительских или в статусе приусадебного подсобного хозяйства), производящих основную долю пчеловодной продукции в стране, не являясь бизнесменами, останутся вне этого согласования.

A разумней всего отказаться от этого крайне неудачного и вредного проекта “Правил”, пчеловодство оставить в покое (“прекратить кошмарить бизнес”) и дать ему жить по существующим правовым нормам, которые на сегодняшний день позволяют пчеловодам России собирать сотни тонн полезнейшего для здоровья россиян продукта — мёда.

Этот мёд ежегодно успешно и по приемлемым ценам реализуется на московских и региональных ярмарках, принося пользу покупателям в виде оздоровления, и государству в виде снижения расходов на лечение той части граждан, которое укрепило своё здоровье употреблением продуктов пчеловодства: мёда, перги, прополиса, маточного молочка..

В отсутствие пчел значительно сократится урожайность энтомофильных культур, что снова приведет к увеличению импорта продуктов, к росту расходов на их импорт, к повышению зависимости России от стран-экспортеров. Итог: ослабление экономической мощи России, и потому представленный документ не просто антипчеловодный, он антигосударственный.

Как показывает мировой опыт, экспортёры мёда – это страны, где пчеловодство пользуется поддержкой государства, где пчеловодам платят не только за опыление сельхозкультур, но и просто за сам факт содержания пчёл. А с подобными “Правилами” Россия уверенно перейдёт в разряд импортёров мёда. Не этого ли добиваются авторы проекта под флагом борьбы против “неудобств собственникам соседних участков и других граждан”.

Жаров В.Г. 142281 г.Протвино Московской области, Фестивальный прoезд, д.23, кв.67.

e-mail: beeisland@rambler.ru.