Очевидно, что рой можно поселить в пустой улей, чтобы увеличить пасеку. Однако такой способ увеличения семей считается архаичным и наукой не рекомендуется. Лучше ссыпать роевых пчёл в материнский улей, чтобы не ослаблять семью. Предварительно нужно выломать все маточники, иначе на следующий день семья снова отроится. Но в таком обращении с роем нет ничего нового.

На большой пасеке всегда найдётся слабая семья. Имеем снятый рой. Напрашивается решение: объединить семью с роем. В семье матку не ищу, считаю её малоценной и не стоящей времени на отыскивание. Пчёл содержу в великопольских ульях. (Эти ульи имеют рамку 360*260. Прим. перев.) В семье, которая намечена к объединению с роем, убираю магазинную надставку.

Именно так — у них даже есть особый звук, который, как считают ученые из британского университета из Сассекса, является предупреждением о появлении роя пчел. Дело в том, что пчелы, не смотря на их размер, являются серьезным противником для слона — укус пчелы в область глаза или внутреннюю сторону хобота может обернуться очень большими неприятностями.

Дело в том, что укус пчелы обязательно вызывает отек тканей, и если укус произошел в хобот, то слону будет трудно дышать. Именно поэтому слоны и выработали “антипчелиный сигнал”, который помогает им предупреждать друг друга об опасности — о приближении роя пчел.

Для навигации в море в пасмурную погоду викинги использовали поляризованный свет. И точно такой же приём помогает пчёлам ориентироваться под облаками, а порой и в сумерках. Оба этих предположения были выдвинуты учёными давно, но на днях они получили любопытные экспериментальные подкрепления.

Различные средневековые источники упоминают загадочный «cолнечный камень» (sunstone), также известный как «компас викингов» (viking compass) в качестве инструмента навигации у моряков. Мол, с его помощью можно определить положение Солнца (а значит и стороны света) даже если оно оказывалось скрыто облачной пеленой, туманом (при нахождении низко над горизонтом) или снегопадом.

Неожиданные параллели провели австралийские учёные. Они связали ищущих нектар пчёл и людей, находящихся под воздействием кокаина. Исследователи посчитали, что и те и другие жёстко мотивированны грядущим получением вознаграждения и что их поведение контролируется с помощью аналогичных механизмов. А раз так, кокаин дали попробовать пчёлам и пронаблюдали, как воздействие наркотика отразится на танцах.

Учёным уже давненько известно, что пчёлы, обнаружив «залежи» нектара или пыльцы, возвращаются в улей и «танцуют», тем самым подавая сородичам радостный сигнал о богатой находке: «Эй, ребята! Я нашла! Классный товар! Там! Много!»

Также исследователи знали, что кокаин вряд ли способен принести насекомым какую-либо пользу. Напротив, этот наркотик является для пчёл природным ядом – нейротоксином, с помощью которого листья коки обороняются от всяких жучков-паразитов.

Специалисты полагают, что излучение мобильных телефонов и других высокотехнологичных устройств вмешивается в собственную навигационную систему пчелы, в результате чего насекомое не может найти дорогу домой. Исследования показали, что пчелы отказываются лететь в улья, если рядом находятся мобильники.

Ученые из университета Ландау (Landau University), Германия, считают электромагнитное излучение мобильных сетей возможной причиной внезапной массовой гибели пчел, зафиксированной в этом году, пишет британская газета The Independent.

Синдром внезапного разрушения колоний (Colony Collapse Disorder (CCD)) выражается в том, что обитатели улья неожиданно исчезают, оставив только матку, яйца и несколько незрелых рабочих пчел. Исчезнувших пчел не находят, но вдали от дома эти насекомые обычно погибают. Другие пчелы, после того как колония погибает, отказываются селиться поблизости от покинутых ульев.

Дочери рабочих пчел могут в некоторых случаях становиться королевами, причем «простолюдины» намеренно отдают им предпочтение перед «монаршими» особами.

Статья ученых, обнаруживших доказательства этого факта в живой природе, принята к печати в журнал Molecular Ecology. Коротко о работе пишет New Scientist.

Ученые наблюдали за колониями южноафриканских капских пчел Apis mellifera capensis. В отличие от большинства других видов пчел, у A. m. capensis рабочие насекомые могут откладывать яйца, из которых развиваются самки (обычно из яиц рабочих пчел вырастают только самцы). Но рабочие пчелы A. m. capensis откладывают яйца не постоянно, а только в случае гибели королевы.

После отмены в 1861 г. крепостного права крестьяне с новой силой двинулись на восток в поисках свободных земель. Вместе с переселенцами «ехали» и пчелы.
Тобольская губерния. Пчеловодство неизвестно совсем. Что делать пчелам в комарных болотах да хвойных лесах? Для них это пустыня.

Томская губерния. Огромные сплошные леса прерывисто тянутся на север и исчезают в болотистых тундрах. В южной части губернии пчеловодство быстро развивается. Усть-Каменогорск и Бухгарминская крепость становятся центрами алтайского пчеловодства, его основу составляет серая русская пчела. В 1849 г. в этих районах насчитывается 12 тыс. ульев, которые ежегодно дают до 1 тыс. пудов меда (1 пуд = 16,38054 кг.).

Подсолнечниковый используется для профилактики нарушений обменных процессов организма, а клеверный – при гинекологических заболеваниях, геморрое. Акациевый мед применяется при бессоннице, желудочно-кишечных, желчных и почечных заболеваниях.

Люцерновый мед оказывает благотворное влияние на печень, является желчегонным средством. Каштановый успешно справляется с желудочно-кишечными язвами без хирургического вмешательства. Рекомендуют его также при застойных явлениях в печени, для регулирования артериального и венозного кровообращения и укрепления капиллярных сосудов.

Между тем, помните: мед и другие продукты деятельности пчел показаны не всем.

С принятием в 988 г. на Руси христианства в жизнь людей стали входить церковные праздники. В православном календаре почти каждый день отмечен именем какого-либо святого или важным событием. С такими днями крестьяне и стали связывать различные приметы или предсказания будущей погоды, основанные на длительных наблюдениях. Многие приметы относились к пчелам и занятию пчеловодством, а мед нередко использовали для приготовления обрядовых блюд.

* Пчела при полёте без груза летит со скоростью до 65 км/ч, то есть может соревноваться со скорым поездом. Нагруженная нектаром и пыльцой, она снижает скорость полёта до 18—30 км/ч (в зависимости от силы и направления ветра). В полёте пчелиное крыло делает 440 взмахов в секунду.

* Для наполнения медового зобика, вмещающего 40 мг нектара, пчела должна посетить за один вылет не менее 200 цветков подсолнечника, эспарцета или горчицы, 15—20 цветков садовых культур, 130—150 — рапса озимого.

* За день пчела делает 8—12 вылетов за нектаром. На каждую минуту полёта она расходует около 1,5 мг нектара. Слетав за взятком за 1 км, она растрачивает пятую часть того количества нектара, который обычно собирает за один вылет. Если пчела вынуждена летать к источнику взятка за 2 км, то непроизводительная трата нектара может достигать половины собранного.